НА ГЛАВНУЮ ПРИСТАНЬ
ВАШИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ?
     Дорогие островитяне и гости "Острова Василиев"!  Нам недостаточно биографических сведений из энциклопедий. Если Вы встретите на острове Ваших знакомых, родственников - просим присылать нам фотографии, информацию, книги, фотокопии работ, наград и всё,  что надо сохранить для истории, достойно представить в нашем музее каждого Василия.  КОНТАКТ
КАЖДЫЙ ЖЕЛАЮЩИЙ МОЖЕТ ПОСЕЛИТЬСЯ НА ОСТРОВЕ, ПОЛУЧИТЬ СТРАНИЦ СТОЛЬКО, СКОЛЬКО ЕМУ НУЖНО ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ СВОИХ ТАЛАНТОВ И ПРЕДСТАВИТЬ МИРУ СВОИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ, ДОСТИЖЕНИЯ, НАГРАДЫ. МЫ НЕ МОЖЕМ ПРЕДСТАВЛЯТЬ ВАС БЕЗ ВАШЕГО СОГЛАСИЯ, ДАЖЕ ЕСЛИ ВЫ ОЧЕНЬ ИЗВЕСТНЫ.   ДОСТАТОЧНО ВАШЕГО ЖЕЛАНИЯ ПОСЕЛИТЬСЯ  РЕГИСТРАЦИЯ  
СМОТРЕТЬ ГАЛЕРЕЮ
Использованная литература:
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона,    Военная энциклопедия,    История государства российского ( Карамзин Н.М.), Большая Советская Энциклопедия,  Большая русская биографическая энциклопедия,   Энциклопедия Кирилла и Мефодия,  Еврейская энциклопедия,   Энциклопедия классической музыки,    Большая энциклопедия Кольера,     Энциклопедия истории России,   Этимологический словарь русского языка (М.Фасмер),   Краткая российская энциклопедия,   Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона,   CD "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия",   CD "Атлас мира - новое тысячелетие".

Патрикеев, князь Василий Иванович

(по прозванию Косой, в монашестве Вассиан) — боярин и воевода в. кн. Иоанна III. До невольного пострижения в монашество В. И. оказал услуги как на военном, так и на дипломатическом поприщах. В 1492 г. он послан был великим князем в Углич арестовать детей кн. Андрея Углицкого, тогда же арестованного в Москве, а в следующем году вместе с двоюродным братом своим, Даниилом Васильевичем Щеней, взял Вязьму и привел в Москву тамошних князей и панов. В 1494 г. В. И. ездил с кн. С. И. Ряполовским в Вильну к кн. Александру "свершити любовь и сватовство" (Елены, дочери Иоанна III). Через два года в. кн. послал его из Новгорода, вместе с другими воеводами, в Каянскую (Гамскую) землю, в Финляндии; землю эту воеводы "пусту сотвориша" и возвратились с большой добычей и полоном. Но более замечательным В. И. становится в монашестве. Во время известной опалы Иоанна III на старую боярскую партию (1499 г.), по делу внука его Димитрия, сына Василия и супруги, Софьи Фоминичны, Патрикеевы избавились от смертной казни только благодаря заступничеству митрополита Симона и других святителей, а может быть, и родству с вел. князем, — но они должны были постричься в монахи. В. И. постригся в Кирилло-Белозерском монастыре, принял имя Вассиана и, живя в этом монастыре, сделался ревностным учеником и последователем главы так называемых белозерских или заволжских старцев, Нила Сорского. Последний был убежденным и искренним противником известного Иосифа Волоцкого по взглядам его на монашескую жизнь: Нил Сорский заявлял протесты против любостяжания монахов, против монастырских вотчин и т. п., — проповедывал, что монах должен жить и питаться делом рук своих; он не признавал также внешнего благочестия и считал бесполезными посты, молитву, поклоны, даже присутствие при богослужении, если все это не соединено с стремлением к внутреннему совершенствованию, внутренней переработке души. В 1508 г. он скончался, но продолжателем его учения выступил Вассиан Патрикеев. Он вел ожесточеннейшую письменную борьбу с Иосифом, а по смерти его и с его учениками. Вассиан обладал начитанностью и, можно сказать, литературным талантом; вообще — это был человек умный. Вел. князь очень уважал его за ученость и нравственную жизнь, перевел его в Симонов монастырь и любил беседовать с ним. Живя и в Москве, Вассиан продолжал полемику с своими противниками. Резко отзываясь о любостяжании современных монастырей, он касался и святителей, а также сильно возвышал голос против казни еретиков вообще (см. Нил Сорский), хотя, опасаясь раздражить вел. князя, не осмеливался отрицать власти государя — казнить нераскаянных еретиков. Иосиф, а потом ученики его, с неменьшей запальчивостью опровергали его и даже старались уличить его в ереси. Они, между прочим, ссылались на "Кормчую" (Номоканон), а Вассиан указал митрополиту Варлааму и духовному собору на противоречия Евангелию и Апостолам, существовавшие в этом кодексе. Митрополит благословил его составить новый свод правил, ничего, впрочем, не изменяя по существу дела, и Вассиан, выбрав более исправный сербский список Кормчей, сверил его, (1518 г.) при помощи Максима Грека (с которым недавно сошелся в Чудовом монастыре и который решительно принял его сторону), с греческим подлинником и составил новый свод. К своей "Кормчей" Вассиан приложил так называемое "Собрание", направленное против его антагонистов. Вассиан поднес "Кормчую" государю. Великому князю, конечно, приятно было бы воспользоваться монастырскими вотчинами, но в то же время было бы опасно лишиться той нравственной поддержки со стороны духовенства, которую искони последнее оказывало светской власти и которая так сильно действует на народ. При том же у великого князя уже тогда была мысль о разводе с женой, а митрополит Варлаам вместе с последователями Вассиана не сочувствовал этой мысли, между тем как "осифляне", то есть последователи Иосифа Волоцкого, любившие льстить и угодничать светской власти, поддержали бы великого князя в его стремлении. И вот, в 1522 г. Василий Иоаннович, устранив Варлаама, взял на его место осифлянина Даниила, игумена Волоколамского монастыря. Даниил начал сильно преследовать как Вассиана, так и Максима Грека. В это время великий князь обратился с мучившим его вопросом о разводе к Даниилу и Вассиану. Не трудно угадать, что ответил митрополит, но Вассиан чрезвычайно резко отозвался о намерении государя, противном учению Христову и правилам апостольским. Великий князь, конечно, не мог оставить безнаказанной дерзость Вассиана, но не решался сделать этого немедленно, — понятно, по каким причинам. Максим Грек был уже сослан, но Вассиана еще не трогали. Между тем, великий князь окончательно перешел на сторону осифлян и, как бы в доказательство этого, с целью помолиться о даровании ему сына, начал ездить по монастырям и делать вклады в них. Наконец, в 1530 г. он дождался желаемого: у него родился сын. Вскоре после этого (1531 г.) назначен был над Вассианом соборный суд, на котором председателем и вместе судьей был митрополит Даниил. Сила была, конечно, на стороне последнего, и суд нужен был, так сказать, только для формальной чистоты совести судей: Вассиан обвинен был в искажении Номоканона и истин христианской веры в своих писаниях. Как бы в насмешку над его убеждениями, его полемикой с осифлянами, он сослан был в Иосифов Волоколамский монастырь и вскоре там умер, а по сказанию Курбского — уморен осифлянами по повелению великого князя.

Авторы сайта  - Василий Бабийчук,  Людмила Тысячная    ©    WEB дизайн Василий Бабийчук