АТАМАНЫ И ВОЕВОДЫ
АРМИЯ ОСТРОВА
СМОТРЕТЬ ГАЛЕРЕЮ
ВАШИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ?
     Дорогие островитяне и гости "Острова Василиев"!  Нам недостаточно биографических сведений из энциклопедий. Если Вы встретите на острове Ваших знакомых, родственников - просим присылать нам фотографии, информацию, книги, фотокопии работ, наград и всё,  что надо сохранить для истории, достойно представить в нашем музее каждого Василия.    КОНТАКТ
КАЖДЫЙ ЖЕЛАЮЩИЙ МОЖЕТ ПОСЕЛИТЬСЯ НА ОСТРОВЕ, ПОЛУЧИТЬ СТРАНИЦ СТОЛЬКО, СКОЛЬКО ЕМУ НУЖНО ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ СВОИХ ТАЛАНТОВ И ПРЕДСТАВИТЬ МИРУ СВОИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ, ДОСТИЖЕНИЯ, НАГРАДЫ. МЫ НЕ МОЖЕМ ПРЕДСТАВЛЯТЬ ВАС БЕЗ ВАШЕГО СОГЛАСИЯ, ДАЖЕ ЕСЛИ ВЫ ОЧЕНЬ ИЗВЕСТНЫ.   ДОСТАТОЧНО ВАШЕГО ЖЕЛАНИЯ ПОСЕЛИТЬСЯ   РЕГИСТРАЦИЯ  
Использованная литература:
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона,    Военная энциклопедия,    История государства российского ( Карамзин Н.М.), Большая Советская Энциклопедия,  Большая русская биографическая энциклопедия,   Энциклопедия Кирилла и Мефодия,  Еврейская энциклопедия,   Энциклопедия классической музыки,    Большая энциклопедия Кольера,     Энциклопедия истории России,   Этимологический словарь русского языка (М.Фасмер),   Краткая российская энциклопедия,   Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона,   CD "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия",   CD "Атлас мира - новое тысячелетие".

Жураковский Василий Яковлевич

генеральный есаул и один из правителей Генеральной Войсковой Канцелярии. Генеральным есаулом Ж. поставлен был при Скоропадском и впервые упоминается занимающим этот уряд в 1710 г. В 1720 г. Ж. находился в числе трех комиссаров, назначенных Скоропадским для межевания земель, пожалованных Меншикову около Почепа. Межевщиком этих земель назначен был дьяк Лосев. Ж. протестовал против неправильностей и захватов, сделанных Лосевым при межевании, и Сенат, куда была подана гетманом по этому поводу жалоба, в 1721 г. предписал произвести межевание вновь под наблюдением полковника Скорнякова-Писарева, а гетману назначить с своей стороны комиссаров. В числе последних Скоропадский послал вновь Ж. Однако, усилия Ж. не привели к желаемым для гетмана результатам и межевание остановилось, так как гетман в начале 1722 г. поехал в Петербург и лично жаловался царю на Меншикова. Стараниями гетмана состоялся новый указ о поверке Почепского межевания, в котором Ж. уже не принимал участия, ибо вслед за смертью Скоропадского, в июле 1722 г., был назначен вместе с черниговским полковником Павлом Полуботком и прочими генеральным старшиной управлять делами Малороссии. Одновременно с этим была учреждена Малороссийская Коллегия, первым президентом которой был бригадир Вельяминов. Как известно, между Коллегией и Вельяминовым с одной стороны и Генеральной Канцелярией, Полуботком и старшиною — с другой вскоре возникли недоразумения и пререкания из за круга ведения обоих учреждений. Ж. в этих спорах держал сторону Полуботка, который старался уменьшить влияние на малороссийские дела Вельяминова. В феврале 1723 г., во время обострения отношений между наказным гетманом Полуботком и Вельяминовым, Ж. был вытребован в Петербург для дачи показаний по делу Лосева. Воспользовавшись этим случаем, Полуботок поручил Ж. ходатайствовать перед царем о нуждах Малороссии и, между прочим, об избрании гетмана, места которого Полуботок более всего добивался. Но Ж. не достиг никаких результатов по челобитной Полуботка и вскоре вернулся в Малороссию.

В июне 1723 г. Полуботок, генеральный судья Чарныш и писарь Савич были вызваны царем в Петербург, и с этих пор правителями "войсковых дел и порядков" Малороссии остались Ж. и генеральный бунчучный Лизогуб. Ж., веря в возможность отстоять еще старые "права и вольности", (под которыми разумел преимущественно "привилегии старшины"), и после отъезда Полуботка старался защищать перед Вельяминовым права старшины и собирал от полков челобитные об избрании гетмана, отмене налогов со старшинских имений и проч. Время правления Малороссией Ж. (Лизогуб почти никакого участия в делах не принимал) ознаменовалось важною мерою — подворной переписью населения всего края. Этой переписью предполагалось лишить старшину средств злоупотреблять своей властью при составлении казачьих списков, куда вносились его, за взятки, часто крестьяне. Летом 1723 г. в Малороссию прибыл князь Голицын для производства смотра малороссийским полкам. Ж. поспешил к князю Голицыну на место смотра с жалобами на притеснения Вельяминова и ходатайствами о нуждах старшины; князь выслушал его, но никаких обещаний не дал и приказал вернуться в Глухов. Вскоре затем посланные Ж. в Петербург с челобитьями от миргородского полковника Апостола два сотника были арестованы Вельяминовым. Тогда Ж. выбрал новых лиц и отправил челобитные без ведома Вельяминова.

Между тем в Петербурге решено было отправить в Малороссию гвардии майора Румянцева для следствия по делу о составлении челобитных наказного гетмана. Царь, сомневаясь в действительном участии народа в челобитных, в которых именем народа говорилось об интересах старшины, поручил Румянцеву собрать данные по этому предмету на месте. Узнав о готовящейся поездке Румянцева, Полуботок сильно встревожился и послал из Петербурга к Ж. письмо, в котором делал ему наставления как настроить народ ввиду приезда Румянцева. Последний находился еще в Петербурге, когда получены были челобитные, посланные Ж. Эти челобитные, известные под именем Коломацких, истощили терпение царя, и он приказал арестовать Полуботка и бывшего с ним старшину. Румянцев вскоре после этого выехал в Малороссию. Ж. немедленно разослал по городам "научительные пункты", как и что говорить Румянцеву, приказывая вместе с тем старшине "наградить обидимых для своей пользы". По прибытии в Малороссию, Румянцев тем не менее получал множество жалоб на насилия старшины и державцев (помещиков), на медленность суда, на неправильности, допущенные при расквартировании великорусского войска, и т. д., и поручил Вельяминову арестовать Ж. и других старшин и отправить в Петербург. Следствие Румянцева, как известно, обнаружило, что Полуботок, Ж. и другие старшины злоупотребляли именем народа при составлении челобитных, в которых "чернь" не принимала никакого участия. По прибытии в Петербург, Ж. был допрашиваем и пробыл под караулом до конца царствования Петра Великого, по смерти которого, в начале 1725 года, был выпущен вместе с другими на свободу, но с приказом жить в Петербурге. Через несколько лет, Ж. вернулся на родину, но уже никакого уряда не занимал. Умер он в 1730 году.

Наряду с Полуботком (см.) Ж. никоим образом не может быть почитаем поборником казацких "прав и вольностей"; он был борцом лишь за интересы старшины, высшего класса тогдашней Малороссии.

А. Лазаревский, Описание старой Малороссии, т. І, стр. 38, 278—288; т. II, стр. 3, 11 125, 502; Сулимовский архив, стр. 181; H. Baсиленко, Генеральное следствие о местностях Нежинского полка, стр. 173—177; Дневник Якова Маркевича, ч. І, стр. 10; Летопись Самовидца, стр. 309, 310; Киевская Старина 1888 г., № 11, стр. 364—373; Черниговская летопись по новому списку, стр. 101—104; Л. Лазаревский, Павел Полуботок, Русский Архив 1880 г., кн. 1; дело архива департ. Герольдии Правит. Сената о дворянстве Жураковских.

Атаманы и воеводы
Авторы сайта  - Василий Бабийчук,  Людмила Тысячная    ©    WEB дизайн Василий Бабийчук 
НА ГЛАВНУЮ ПРИСТАНЬ